Российская агрессия на Азове: есть ли шанс ее отразить?

Российская агрессия на Азове: есть ли шанс ее отразить?

Какие возможные планы РФ по превращению Украины в континентальную державу?

Проект "Новороссия" образца 2014 года предусматривал координальную территориальную трансформацию Украины из морской страны в континентальную. А это огромные потери для экономики Украины – потеря судостроительной отрасли и отраслей-смежников, потеря возможности добычи углеводородов на континентальном шельфе, потеря портов и морских коммуникаций, возможности промышленного рыболовства, потеря национального флота в широком понимании, а, вообще, потеря статуса морского государства.

Аффект Крыма предусматривал повторение блицкрига. Вот почему, в 2014-м, во всех приморским административным регионах начались процессы формирования, так называемых, "народных республик". А в Одесской области их планировалось аж две – Одесская и Бессарабская.

Почему "Украина без моря"? Почему РФ выбран именно этот гибридный вариант?

Расчет прост – где тонко, там и рвется.

Отсутствие системной государственной морской политики Украины, создание "украинского сухопутного лобби" во всех ветвях власти, которое вывело из приоритета государственной деятельности не только торговый, рыбный, научный и военный флоты, но и целые отрасли экономики, которые связаны с морской деятельностью – не этот ли аргумент, учитывался РФ, при разработке проекта "Новороссия"?

В 2014-ом не получилось, хотя обстановка балансировала "на грани". После определенного "затишья" и переосмысливания произошедшего, в 2018-м РФ начала новый виток реализации проекта "Новороссия". И полигоном гибридных действий стал Азов – акватория, которая непосредственно примыкает к операционному району действий Объединенных Сил на востоке Украины.

Черноморский регион в международном нормативно-правовом поле более защищен, чем Азов. Поэтому действия РФ на Чорном море могут носить характер, который отличен от действий на Азовском море.

В открытом море (от автора – формулировка из международного морского права) вариант "остановил, задержал и досмотрел судно" для РФ не пройдет. Здесь действует норма свободного прохода. Поэтому, в этой ситуации, действия РФ будут направлены на поиск вариантов максимального восприпятствия гражданскому судоходству в центральной и северо-западной частях Чорного моря, например, закрытие морского и воздушного пространства по рекомендованным путям движения судов в/из портов Украины.

В то же время, опыт Азова показывает, что в этих районах не обязательно проводить ракетные или артиллерийские стрельбы – достаточно их просто "объявить закрытыми", выставить корабли охранения района и не допускать проход через них судов под интернациональными флагами в порты Украины и обратно. А это огромные убытки судовладельцев, а если смотреть дальше, то и возможная переориентация транспортных потоков.

Насколько мы готовы противостоять возможной агрессии с моря?

Агрессию с моря, в этой ситуации, необходимо рассматривать в "широком смысле". Опыт современных войн показывает, что агрессия может носить, на ряду с силовым, и политический, и экономический, и информационный характер. Поэтому, мы должны быть готовы к такому повороту событий. И учитывать тенденции, в большей степени, интеллектуальных войн, а не силовых.

Победить – это предвидеть.

Первым шагом должен стать глубокий и разносторонний анализ сложившейся ситуации и вероятные сценарии действий РФ (от автора – "Чтобы узнать своего врага, ты должен стать своим врагом", Сунь-Цзы).

Вторым шагом – политические, экономические силовым, информационные и, в конце концов, силовые "домашние заготовки" на случай обострения обстановки при любом из возможных сценариев действий РФ.

А это сочетание и государственной, и региональной политик, которые должны быть сформированы не по принципу "лести и того, что хочет слышать руководитель более высокого уровня", а в режиме объективной реальности. Тогда и появятся правильные решения, а не хаос и истерика (от автора – "Лучше иметь амбициозный план, чем никакого", Уинстон Черчилль).

Что касается отражения военной агрессии с моря, то ее надо начинать от берегов противника. А для этого использовать все возможные способы и методы, вплоть до использования сил специальных операций.

Группировка, которая будет выполнять задачу на приморском фланге, должна быть разнородной. У руководителя этой группировки должна быть возможность маневра силами и компенсации недостатков одного вида или рода вооруженных сил другим. При этом, необходимо вспомнить опыт Второй мировой – минные заграждения, минно-артилерийские позиции, использование авиации в борьбе с морскими целями и многое другое.

Малыми артиллерийскими катерами эту проблему не решить.

И это я знаю точно!

Может ли противостояние на Азове вылиться в полномасштабную войну? При каких обстоятельствах?

Может, но при условии, когда будут исчерпаны все возможности РФ гибридного воздействия на Украину – политические, экономические, информационные, коррупционно-бизнесовые и другие.

Когда же может наступить время "Ч"?

Не будем забывать о выборах 2019-го и российской заинтересованности в них. Они-то и дадут ответы на многие вопросы, которые сегодня не решаются, а зачастую замалчиваются или имитируются.

Какие шаги на государственном уровне необходимо сделать для того, чтобы, хоть как-то, поправить ситуацию с морской деятельностью Украины?

Для начала, необходимо чтобы власть поняла, что государственная морская политика, по своей сути и масштабности, является проблемой не ведомственной, а общегосударственной. Она не должна зависеть от политических или бизнесовых амбиций.

На ряду с тактическими шагами, о которых мы говорили выше, необходимо срочно создавать архитектуру системы управления морской деятельностью Украины на государственном и региональных уровнях:

Морскую коллегию при Кабмине в составе министров, деятельность которых напрямую связана с морской отраслью Украины, руководителей приморских регионов, представителей деловых кругов и общественных организаций. Этот шаг позволит на качественном профессиональном и экспертном уровнях формировать основные направления государственной морской политики, а главное, распределить полномочия и ответственность между министерствами и ведомствами Украины;

депутатскую Комиссию Верховной Рады Украины по государственной морской политике, которая бы функционировала на постоянной основе;

специальных органов-формирователей региональной морской политики в приморских административно-территориальных единицах.

Процесс должен быть управляемым!

Следующим шагом должна стать ревизия государственных и ведомственных "морских" документов. В результате – должны быть приняты решения, какие из них денонсировать, какие корректировать, а какие разрабатывать вновь, как например, Морская доктрина, Закон Украины "О морской политике", Государственная программа кораблестроения и другие.

Не надо забывать и об интеграционных процессах, а это перспектива решения морских вопросов в рамках коллективной безопасности – и военной, и экономической.

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

УкраїнаРосійсько-український конфлікт