В деле "Роттердам+" последний аргумент НАБУ – давление на суд

НАБУ давит на суд в деле Роттердам+

Перед судом, в котором НАБУ пытается возобновить дело "Роттердам+", агентство вышло с противоречивым заявлением. В нем приводится мнение детективов НАБУ относительно фактов расследования и последующего закрытия уголовного дела прокуратурой по причине отсутствия доказательств. Детективы НАБУ фактически обвиняют прокурора САП в необоснованном закрытии уголовного дела.

Для профессионального юриста подобное публичное заявление НАБУ – это нонсенс. Прямые обвинения участников дела до вынесения решения суда по сути ­– это грубое нарушение представителями НАБУ презумпции невиновности, закрепленной в Конституции Украины, не говоря о разглашении материалов дела на этапе его досудебного расследования. Кроме того, учитывая что завтра 23 сентября запланировано судебное слушание по вопросу законности закрытия дела САП, данное заявление НАБУ выглядит как попытка оказать прямое давление на суд.

Из последних заявлений агентства становится очевидным, что они не ищут истину в деле, а пытаются оправдать 3,5 года, потраченных на расследование, путем обвинения всех прямых и косвенных участников процесса. Ведь ни собранные НАБУ 100 томов дела, ни десяток независимых экспертиз, подтверждающих корректность формулы "Роттердам+", не продвинули НАБУ ближе к их цели. А поскольку признавать изначальную беспочвенность заведенного НАБУ дела "Роттердам+" детективам неприятно, они идут на нарушение правовых и этических норм в стремлении оправдать свою некомпетентность. Я представлю свое видение развития процесса на базе имеющейся публичной информации.

В 2019 году были вручены подозрения о совершении преступления моим клиентам. Ключевым основанием для подозрений стала экспертиза СБУ, которая арифметически подтвердила расчет убытков от введения формулы "Роттердам+". Это ключевой момент в расследовании, который стал причиной огромных имиджевых и репутационных потерь как сотрудников НКРЭКУ, так и сотрудников ДТЭК. Но, по моему мнению, основания для вручения подозрений явно вызывают вопросы.

Как была составлена данная экспертиза - сотрудник НАБУ Лобач по заказу своего коллеги из НАБУ составил расчет убытков, что является собственно говоря очевидным конфликтом интересов и нарушением правил составления подобных расчетов. Проведение исследования в уголовном производстве может быть осуществлено только экспертом (согласно Закону Украины "О судебной экспертизе"), кем не является детектив. Второе – для расчета использованы были не первичные документы, а файлы эксель, доступ к котором получили детективы. Якобы, по мнению детективов, эти файлы собственно приводили расчет некорректный ОРЦ в 2016-2017 годах по новой методике, выполненный в НКРЭКУ. Но природу этих файлов и корректность расчетов не подтверждает собственно НКРЭКУ, о чем адвокаты получили от них прямое подтверждение.

Но самое главное даже не это – порядок расчета убытков от внедрения формулы изначально был определен в вопросе, который ушел на экспертизу. Другими словами, детективы сказали, что из формулы нужно убрать затраты на транспортировку (тот самый плюс) и пересчитав формулу по методике НАБУ ("без плюса"), тем самым была установлена сумма ущерба.

Что получается в итоге – все члены НКРЭКУ, Минэнерго, АМКУ, игроки рынка, Министерство юстиции, Государственная регуляторная служба после двукратного публичного обсуждения согласовали и утвердили формулу. Но НАБУ, считает, что они лучше знают, как надо было считать, и, вместо НКРЭКУ используют свою формулу расчета цены энергетического угля.

Понятно, что все могут ошибаться, поэтому и НАБУ, и сторона защиты, согласно правил проведения досудебного расследования обратились за проведением экспертиз и исследований относительно того, какая формула может считаться корректной с точки зрения экономики.

В частности, как известно из публичных источников, НАБУ получило ответ по формуле от Киевского института судебных исследований, Харьковского института судебных исследований, от специализированного подразделения СБУ. Все указанные учреждения являются авторитетными экспертными учреждениями и все они не подтвердили предположения НАБУ, прямо или косвенно подтверждая корректность решения НКРЭКУ.

Сторона защиты получила исследования и экспертизы относительно корректности принятого НКРЭКУ решения от лидера среди мировых консультантов в энергетике – компании IHS, от крупнейших аудиторских компаний, от европейской ассоциации угледобывающих предприятий EUROCOAL, от украинских экспертных учреждений (Львовский НИИСЭ, Днепропетровский НИИСЕ, ДНДКЦ и пр.). Это работы подтверждают корректность формулы определения цены энергетического угля, корректность включения затрат на перевозку угля в формулу, отсутствие сперхприбыли у предприятий генерации и угледобывающей отрасли Украины после внедрения формулы, отсутствие ущерба от внедрения формулы.

Суть большинства исследований сводится в следующему. В Украине большая часть локально производимого угля уступает по себестоимости цене импорта. Так как импорт стоит дешевле, то именно он и определяет справедливую цену на уголь. Лучшим индикативом цены импорта угля в Украине является предложенный механизм добавления к индексу цены угля в Европе затрат на перевозку угля в Украину. Учитывая, что уголь, в Украину из основных стран-производителей везти примерно на 10 дол дороже, чем везти его в Роттердам, добавление затрат на транспортировку примерно на эти же 10 дол. обосновано.

Первые лица страны в июне подписали Меморандум с МВФ, где был закреплен идентичный подход определения цены на газ, на базе индекса в Амстердаме и затрат на транспортировку газа в Украину.

Следствие говорит, что рынок ТЭС и угля был регулируемым и все компоненты расходов должны быть подтверждены реальными расходами, например, затраты на транспортировку из Роттердама. Но это не выдерживает критики. Во-первых, рынок угля был и остается свободным и регулятор не компенсирует шахтам и ТЭС фактические затраты на производство угля шахтами или закупку угля ТЭС. Во-вторых, если следовать этой же логике, то расходы на приобретение угля без транспортировки не являются индикативом справедливой цены, так как сами детективы говорят, что уголь из Роттердама не ехал (и не должен был). То есть если бы детективы последовательно доказывали факт регулирования рынка угля нужно было бы считать убыток не убирая затрат на транспортировку, а используя себестоимость угля. Но возможно эта идея не так понравилась детективам, так как себестоимость угля в Украине выше чем стоимость импортного угля для по формуле с учетом транспортировки.

Таким образом, если говорить об экономической сути формулы Р+, то она корректна, используется на других топливных рынках и НКРЭКУ достаточно корректно определил индикатив рыночной цены угля.

Значительная часть обвинений детективов строиться на предположении и неустановленных фактах. Формировать допущения на этапе досудебного расследования и потом доказывать их ил опровергать – это правильно и допустимо. Но, согласно, высшему закону публично обвинять кого-либо, не имея доказательств, когда вина не установлена, когда большая часть – это догадки и предположения – нельзя.

Напомню, что САП закрыл дело в отношении сотрудников компании и НКРЭКУ на основании того, что отсутствует достаточная доказательная база, о чем собственно мы говорили последний год. Как говорят детективы, ни Минэнерго, ни КМУ, ни САП, ни СБУ, никто из экспертов, да собственно никто, кроме самих детективов и группы политиков, которые последовательно ведут обличительную риторику против одной энергетической компании, не оспаривают правильность определения цены угля на базе предложенной регулятором формулы.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

УкраинаКиевРоттердам+формула Роттердам плюсНациональное антикоррупционное бюро Украины