Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Все уже было написано

Современное искусство – тонкая вещь. Особенно, современная живопись. Тем более, авангардная живопись. Собственно, иначе и быть не может – ведь примерно к девятнадцатому веку все и по-всякому уже было написано. Техники реализма исчерпались гораздо раньше, да и, с появлением фотографии, отпала, вернее, пошатнулась, необходимость портретного письма. Нет, иметь дома написанный художником портрет – нереальный понт! Но фото все же быстрее, надежней и дешевле, что немаловажно.

Честно говоря, мое знакомство с авангардом ограничивалось посещением модных выставок, на которых оценивались не столько живописные качества работ, сколько изящество идеи, смелость (то бишь - авангардизм) и наглость подачи. Ясен пень, в чопорном и классическом мире невозможен был бы гений китча – Энди Уорхолл с его инсталляциями за миллионы долларов. Не говоря уже о более «прогрессивных» художниках, со всеми этими выпотрошенными коровами, мухами, таблетками и прочими любопытными, провокационными, но имеющими весьма смутное отношение к живописи, объектами.

Впрочем, меня всегда привлекали наглые инсталляции. Интересны были идеи, а, главное, как убедить остальных (благодарную публику), что это не куча дряни, а произведение искусства, и что стоит оно баснословных денег! Твердое убеждение, что все зависит лишь от личной харизмы и пиара автора, зрело у меня давно. Однако одной харизмы и смелости мысли все же мало. Все же, желательно иметь понимание того, во что окунаешься, да и художественное образование никогда не бывает лишним. Хотя бы для того, чтобы отбиваться от критиков – «Я - профессиональный художник! А что вы понимаете в этом?»

Эксперт по авангарду и базовая фигура искусства

Тем более интересно было пообщаться с настоящим экспертом по авангарду. Случай свел меня с таким персонажем. Йоахим Склорж – швейцарец с польскими корнями – как раз и является экспертом по русскому авангарду. На мой вопрос – почему именно авангард – ответил кратко – Малевич. Какой же человек с польскими корнями не прется от Малевича? Это, можно сказать, гордость польского народа. Человек, который «натянул» весь мир, создав целое течение в искусстве, нагло обозвав его «супрематизмом» (доминированием), назначив себя «Председателем Пространства» и предложив миру «базовую фигуру искусства» - Черный Квадрат.

Нарисовать черный квадрат на белом фоне – невеликая доблесть, а вот убедить всех прочих, что этот квадрат – шедевр, стоящий миллионы, это уже по силам лишь настоящему мастеру. Те более, позднее Креативный Казимир пополнил галерею «квадратных наук» красным и белым квадратами, тоже, несомненно, являющимися шедеврами. А вот как сам Председатель Пространства писал о созданном им течении:

"Я прорвал синий абажур цветных ограничений, вышел в белое; за мной, товарищи авиаторы, плывите в бездну, я установил семафоры супрематизма. Я победил подкладку цветного неба, сорвал и в образовавшийся мешок вложил цвета и завязал узлом. Плывите! Белая свободная бездна, бесконечность перед нами".

Председатель Пространства - плагиатор

Впрочем, несмотря на все свое уважение у Малевичу, именно Склоржу принадлежит статья о том, что все его квадраты не более, чем плагиат! Оказывается, еще в 1882 году на парижской выставке была выставлена картина, представлявшая собой черный прямоугольник и называвшаяся "Ночная драка негров в подвале" (Negroes Fighting in a Cellar at Night). Автором сего опуса был поэт Пол Билход (Paul Bilhaud), заметьте, не делавший никаких заявлений о концептуализме своей работы. Скорее всего, Пол был просто веселым малым и хулиганом, решившим повеселить почтенную публику. Затем знамя цветовой и прямоугольной живописи было подхвачено французским художником Альбертом Алле. Спустя год, в 1883-м, он пополнил коллекцию концептуальной живописи белым прямоугольником под именем "Малокровные девочки, идущие к первому причастию в снежной буре ( Pale Young Girls Going to their First Communion in the Snow ). Еще год спустя – красным: " Апоплек c ические кардиналы, собирающие помидоры на берегах Красного моря" ( Apoplectic Cardinals Harvesting Tomatoes by the Shores of the Red Sea).

И лишь спустя тридцать лет, Председатель Пространства оценил, спер и раздул до вселенских масштабов плодотворную квадратную идею! Шутки в сторону, господа! Перед вами высокое искусство!

Самый плодовитый худождник

Впрочем, речь не о Начальнике Геометрии, который, кстати, все таки был профессиональным художником и прекрасно знал толк во всей этой чепухе. Речь о реальных мастерах авангарда ХХ века. Первое имя, приходящее на ум при таком словосочетании – Пабло Пикассо. Большой мастер, первооткрыватель, первопроходец и вообще - весьма интересный перец. Весьма коммерчески успешный художник, оставивший самое большое в мире художественное наследие – более 30 000 объектов. Такое ощущение, что Пикассо только и делал, что живописал. Впрочем, так оно и было.

Естественно, великий Пабло будоражил умы, вызывая не только восторг, но и неуемную зависть коллег! Ему подражали, откровенно копировали, подспудно передирали. А он, не смущаясь особо пустяками, менял стили, писал в различных манерах, техниках и стилях. Издевался, короче. Мне пришлось побывать на нескольких выставках Пикассо – все они были абсолютно разными, как будто писанные разными художниками.

Украинский Пикассо

На этот раз Йохим Склорж завлек меня в «Мистецький Арсенал» на выставку Василия Ермилова – харьковского художника начала ХХ века. Эксперт сказал, что Ермилова называли «Украинским Пикассо», и это не могло не подогреть моего любопытства. Ермилов был авангардным художником начала прошлого столетия. При этом, очень высокопрофессиональным товарищем. Его работы действительно высоко ценились до революции. Ему просто не повезло! Когда практически все его коллеги дружно свинтили в Европу, предчувствуя нежными художественными задницами, что ничего хорошего в Советской Стране их ждать просто не может, контуженный на первой мировой, Ермилов, упустил момент и остался в Харькове. Собственно, на этом его авангардная карьера и закончилась.

Знаменитые Ермиловские «рельефы» и «контррельефы» пылились в ящике, по словам современников, а сам мастер занимался обучением студентов, оформлением советских зданий, советских памятников, книжек, дизайном упаковки для самых различных товаров… Короче, выживал, как мог. По меркам совка, жил он очень неплохо, но как бы могла сложиться его судьба, окажись он на Западе, известно одному Богу. Может, канул бы в нищете и безвестности, а, может, мир получил бы еще одного признанного и гениального авангардного художника…

Пропавшие грамоты

Кстати, многие работы Ермилова просто пропали в неизвестном направлении. Поглядим, учитывая многократно выросшую их ценность, они вполне могут начать появляться на мировых аукционах. В противном случае, их просто больше не существует в природе. Остались лишь фотографии, которые, собственно, и выставляются на выставках. То же, что осталось, сегодня принадлежит модному московскому коллекционеру. Мужик подсуетился и скупил все разом и за бесценок у жены художника, умершего в середине 60-х. Может, так оно и лучше. По крайней мере, для потомков хоть что-то останется.

Женщины с веером и мандолиной

В данном случае речь пойдет о совершенно определенной картине, которая имеется в наличии и прекрасно сохранилась. Написана она маслом и называется «Женщина с веером». Именно к ней меня и привел, хитро улыбаясь, Йоахим Склорж. Естественно, будучи профаном в изобразительном искусстве, я бы в жизни не заподозрил подвоха. Йохим же, достав ай-пад, показал мне другую картину – Пабло Пикассо, «Женщина с мандолиной». Честно говоря, я ахнул – сходство было поразительным! Зеркально отображенные женщины, написанные в манере кубизма, были похожи, как сестры (если конечно можно так говорить о кубистских картинах!).

Таких совпадений просто не может быть – манера, угол наклона, цветовая гамма, фон – все совпадает до мелочей. Смотрите сами. А написана картина Пикассо на десять лет раньше! Василий Ермилов, пробавлявшийся в те годы в Париже, никак не мог не видеть ее. Конечно, было бы куда приятней, если бы ермиловское полотно было датировано более ранним сроком, чем Пикассо. Тогда мы бы могли гордо уличить великого Пабло в плагиате и написать, что Пикассо всего лишь «Парижский Ермилов». Чуда не случилось.

Картина Пабло Пикассо «Девушка с мандолиной, или Фанни Телье» написана в 1910 году, принадлежит к работам «аналитического периода» художника и «прописана» в одной из галерей Нью-Йорка. Картина Василия Ермилова «Дама с веером» написана в 1919 году и имеет прописку в коллекции К. Григоришина (Москва).

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет

Плагиат раскрылся спустя 90 лет