"Бойцы звонят и плачут": террористы объявили циничную охоту на украинских медиков

'Бойцы звонят и плачут': террористы объявили циничную охоту на украинских медиков

За последние несколько дней террористы на Донбассе дважды обстреляли машины с украинскими военными медиками.

Боевики прекрасно видят красные кресты на автомобилях и понимают, по ком они стреляют. По мнению военных, таким образом Россия давит на Украину. Что происходит – подробнее в материале OBOZREVATEL.

Была мамой для бойцов

Утром 1 июля в районе Водяного террористы из ПТКР попали в медицинский Hummer, от машины остался только остов. На месте погиб старший матрос Сергей Майборода, а военный медик Ирина Шевченко умерла в госпитале.

Уже во вторник, 2 июля, вражеские снайперы обстреляли еще одну машину медиков на дороге Марьинка-Красногоровка, двое ранены. Военные говорят, что боевики, конечно, нападали на медиков, но не настолько часто и цинично, как в последние дни.

О погибшей Ирине Шевченко говорят, что она была не просто медиком 36 бригады, но и настоящей мамой для всех. Это была ее семья.

Ирина Шевченко

"Я помню, что с Ириной мы познакомились весной 2014 года. Когда захватили Крым и мы думали, что скоро они придут и в Херсон. Ира тогда работала на рынке, торговала рыбой. Жили они с младшей сестрой, больше никого у нее не было. Жили бедно, в старой хате-мазанке в селе Молодежное", – вспоминает в беседе с нами волонтер и подруга погибшей Наталья Бреус.

Тогда на границе с Херсонской областью появились первые военные, 79-я бригада. Как рассказывает Наталья, военных привезли в поле, они вырыли себе канаву, так и жили, у них не было даже еды. Сначала их подкармливали жители соседних сел, а когда узнали херсонцы, то туда повезли целые караваны помощи.

"Помню, мы ночью находили в селе технику, брали ее, рыли ребятам ямы для строительства землянок, потом утром технику возвращали. Лес брали, когда люди узнавали что для военных, то и так отдавали. А Ира отлично готовила, у нее были золотые руки. И вот вечером она возвращалась с базара и пекла всю ночь пироги для ребят, а утром их привозила", – говорит Наталья.

Ирина – в центре

Потом Ира пошла учиться оказывать первую медицинскую помощь, учила этому и других. Но она все время рвалась на фронт. Поэтому подписала контракт и в феврале 2015 года уже оказалась в 36-й бригаде.

"Она в этой бригаде все время была, не меняла ее. Солдаты уходили, а Ира там оставалась. Ее все звали по отчеству. Приходит солдат и жалуется, что голова болит. Ну Ира, как привыкла на базаре, сначала крепким словцом: "Ах ты… без шапки ходил, я тебя видела!". А потом говорит: "Ну садись, я тебя накормлю". Вот такая она и была. И все ее любили. Сейчас бойцы, мужики звонят и плачут, они не знают как им без Иры быть", – с болью говорит Наталья Бреус.

Сейчас все собирают деньги на похороны Ирины. Также волонтеры хотят помочь отремонтировать хату, где жила Ирина. "Это была ее мечта, она собирала деньги на ремонт. А недавно у них еще сгорели телевизор и холодильник из-за молний. Так что все нужно купить", – говорит Наталья.

Ирина Шевченко
Боевики видят красные кресты

"Помню, что в районе Донецка боевики как-то попали в скорую помощь. Причем когда я разговаривал с госпитальерами, они рассказывали, что террористы буквально гонялись за скорой, пока не уничтожили ее, там были погибшие", – рассказал OBOZREVATEL военный эксперт Олег Жданов.

Сергей Майборода и Ирина Шевченко

Все военные подчеркивают, что боевики прекрасно видят красные кресты на автомобилях и понимают, куда они стреляют.

"На самом деле, стрельба по раненым – это нарушение Женевской конвенции, и за это предусмотрена ответственность", – подчеркнул в беседе с нами экс-заместитель главы Генштаба ВСУ Игорь Романенко.

Все, что осталось от автомобиля медиков

Олег Жданов считает, что такое циничное поведение пророссийских террористов в последнее время связано с давлением на Украину.

"Это демонстрация того, что им все равно. Они готовы стрелять в кого угодно, действовать по беспределу. На самом деле мы сейчас должны бить во все колокола о том, что убивают раненых, охотятся на военных медиков. А у нас тишина. Мы ведем какие-то тайные переговоры непонятно с кем", – говорит Жданов.

Обстрелянная снайперами скорая

Военный эксперт считает, что на самом деле никаких компромиссов со стороны России не будет.

"Новая команда надеется, что путем договоренностей, уступок можно остановить войну и выполнить свое главное предвыборное обещание. Поэтому реанимируют план 2016 года, автор этого плана Кучма едет в Минск. Но Путин не понимает этого. Это единственный человек, который руководит на неподконтрольной территории. Если у нового президента есть договоренность с самим Путиным, ну что ж, тогда может это и сработает. Но перед этим они будут убивать наших военных медиков, а мы будем предлагать им компромиссы. И тогда якобы Россия пойдет на наши мирные предложения и остановит стрельбу", – утверждает Жданов.

Ирина Шевченко

Игорь Романенко также считает, что трагедии с медиками – это давление России на Украину. И в дальнейшем обстрелы будут только увеличиваться. А РФ будет ждать, что мы предложим им в обмен.

Однако, по мнению Жданова, команда президента ошибается, надеясь, что так просто они остановят войну.

"У каждой войны есть своя цель. У Путина цель – подчинить себе Украину, ввести федерализацию, дать особый статус этим оккупированным регионам с правом накладывать вето на любые решения – хоть внутренние, хоть внешние. Это мечта Путина. И играть он будет до бесконечности. Поэтому договариваться с ним невозможно, это ошибка", – пояснил Жданов.

УкраинаЭксклюзивАТОООСмедикибоевики