Охота на ведьм или прокурорские промахи? Кто в Украине делает "статистику" в борьбе с терроризмом

6,2 т.
Охота на ведьм или прокурорские промахи? Кто в Украине делает 'статистику' в борьбе с терроризмом

За три года АТО-войны некогда спокойное украинское государство попало в двадцатку небезопасных страны Европы. Наша страна занимает 17-е место среди 163 стран мира. Мы обогнали Францию (23-е место), Россию (33-е) и Великобританию (35-е). Конечно, в этой статистике наше лидерство связано с боевыми действиями на Востоке страны. Однако не надо забывать и о нашей правоохранительной системе, которая успешно открывает дела, по статьям, связанным с терроризмом. По данным ГПУ, в 2013 году было зарегистрировано лишь 10 террористических преступлений, в течение 2014 года — 2088, за первое полугодие 2015-го – 1717.

И здесь обращает на себя поразительная разница между количеством зарегистрированных террористических преступлений (2088 и 1717) и количеством лиц, осужденных за их совершение. Только 9 человек. Кстати, совсем недавно еще было закрыто одно уголовное производство по факту участия бывшего главы Донецкой облгосадминистрации Андрея Шишацкого (июль 2011 - март 2014) в деятельности "ДНР". Досудебное расследование показало отсутствие состава преступления. Такая статистика наводит на неоднозначные мысли.

Видео дня

Сначала хватали за терроризм всех, кто проходил не в том месте не в то время. И не важно, есть состав преступления или нет. Главное - пиар. Плюс заработать политические очки. Ведь на волне одной патриотической части населения было круто - ловили тех, "кто предал страну". А потом статья "терроризм" стала дополнительным заработком. То, что прокуроры за определенную мзду открывают уголовные дела против бизнесменов на заказ их конкурентов, признал и сам первый замгенерального прокурора Дмитрий Сторожук.

Вот и пример, как работает 258 статья УК, против донецкого предпринимателя. Уже более двух лет идет разбирательство в деле Сергея Белогородского. Полтора из них он провел в СИЗО. За это время, ожидая справедливого решения суда, пока что получил "путевку" в больницу и… новое дело.

Сторона защиты настаивает: дела шиты белыми нитками. И уголовное дело – это ширма, дабы отобрать его бизнес. Более того, пока Белогородский лечит последствия пребывания в СИЗО, обвинение открыло еще более абсурдное дело.

Насколько честные обвинители работают в деле Белогородского, мы и попытались разобраться, открыв декларации обвинителей и нашли весьма интересные для антикоррупционных органов факты.

Первое уголовное производство против Сергея Белогородского было начато в сентябре 2015 года по ч.1 ст. 258-3 УК Украины (содействие терроризму). В мае 2016 по данному подозрению бизнесмен был взят под стражу.

По словам адвоката Белогородского Юлии Семенчук, сторона обвинения без решения суда (что, кстати, является нарушением законодательства) выделила из его дела в отдельное производство материалы и внесла сведения в ЕРДР.

Так, 17 ноября 2017 года были внесены ведомости в ЕРДР по факту (не против конкретного лица) деятельности ряда предприятий, которые были выделены из материалов первого дела, по ч.2 ст. 258-5 УК Украины (финансирование терроризма).

При этом адвокаты возмущены тем, что одни и те же действия, которые инкриминируются их подзащитному, квалифицируются прокуратурой по-разному.

"У меня вопрос к правоохранительным органам. Почему это происходит сразу, когда заканчивается мера пресечения и обвиняемый оказался вне стен СИЗО? Где вы были со своим производством полтора года, когда начался процесс? И почему возбуждается новое дело вместо того, чтобы дополнить имеющееся обвинение, как того требует закон? Я отвечу. Заказчику преследования, гражданину Дрегеру (бизнесмен Владислав Дрегер, бывший бизнес-партнер Сергея Белогородского. – Ред.), невыгодно, чтобы Белогородский находился на свободе. Им даже не выгодно, чтобы судебный процесс дошел до своего завершения. Их цель - как можно дольше продержать Белогородского за решеткой. Потому что захваченные предприятия нужно юридически оформить, как положено, или успеть продать и замести след", - уверена адвокат Юлия Семенчук.

Действительно, удивительное рвение прокуроров. Мы поинтересовались, так ли ангельски чисты прокуроры, которые отказываются общаться с журналистами и отвечать на простые вопросы.

Прокурор Олеся Скрыпник в декларациях за 2015 и 2016 годы указала примерно одинаковые данные. Судя по документам, она имеет право на "бесплатное проживание" в квартире, общей площадью 86 квадратных метров. Интересно, что данная квартира находится в Запорожье и зарегистрирована на ее мать (об этом ниже). В 2015 году Скрыпник вместе с мужем жили в служебной квартире, в 2016-м – уже 15-"квадратной" комнате общежития.

Охота на ведьм или прокурорские промахи? Кто в Украине делает "статистику" в борьбе с терроризмом

Супруг служит в Нацполиции, а вот отец прокурора Скрыпник – Михаил Дзярук – работает судьей Апелляционного суда Запорожской области. И все имущество записано на его жену. И квартира, и земельный участок. Вот только автомобиль MITSUBISHI Outlander 2.4 CVT Ultimate 2013 года выпуска Михаил Дзярук, согласно декларации 2016 года, взял на себя. Правда, оценил его стоимость в почти 324 тысячи гривен, что в два раза ниже рыночной цены. Кроме того, согласно документу, апелляционный судья взял кредит (не в банке, а у директора местной агрокомпании "Нива" Василия Качана) 250 000 гривен. И, представьте, отдал в тот же год, при годовом доходе всего 306 000 гривен.

У второго прокурора, Романа Гошовского, по декларациям смущает только автомобиль: если в 2015 году на супругу была записана ToyotaAvensis (2005 г.в.), оцененная в 128 000 гривен, то уже в 2016-м у семьи появилась Toyota Camry (2008 г.в.). А зарплаты почти не менялись.

Кто у Романа Гошовского родители – очень интересно. Отец, Николай Гошовский, четырежды прокурор западных областей (считался одним из самых заможных топ-обвинителей Украины), в ‎2011-2014 работал в ГПУ на должности замначальника управления, после победы Революции Достоинства попал под люстрацию, был уволен, пошел в политики и не смог попасть в Верховную Раду. Его жена, на которую он постоянно ссылался по поводу богатства, является судьей Высшего суда Украины.

Охота на ведьм или прокурорские промахи? Кто в Украине делает "статистику" в борьбе с терроризмом

И кстати, входит в число тех судей, у которых родственники делают головокружительную карьеру.

Например, дочь Гошовских в 2011 году работала в прокуратуре Киева. В октябре 2011 года - через месяц после перехода отца в ГПУ - тоже получила назначение в Генпрокуратуру, где и работает по сей день прокурором отдела гособвинения в высших судах.

Сын Роман в 2011 году работал помощником прокурора Святошинского района. Через несколько месяцев после перехода отца в ГПУ получает назначение в прокуратуру Киева. Сразу после Майдана сам переходит в Генпрокуратуру.

Жена обвинителя Белогородского, Екатерина Доля-Гошовская, в феврале 2011 года работала помощником судьи Святошинского суда. Через месяц после повышения тестя перешла в орготдел Верховного суда, где судит ее свекровь. В конце 2011 года стала помощником судьи ВССУ.

Надеемся, САП, НАБУ и НАПК обратят внимание на вышеизложенные факты, ведь затягивают дело люди с подозрительными связями. Копнув глубже, на примере семьи Гошовских и Скрипник, мы убедились, что государственные посты - это прибыльный семейный бизнес.