Микитась как разменная монета. Почему Сытник убил систему сделок с правосудием в Украине

Артем Сытник

Такой популярный в странах с развитой системой правосудия инструмент, как сделка со следствием, в Украине окончательно скомпрометирован: директор НАБУ Артем Сытник не выполнил условия сделки со Микитасем, фактически сдал его полиции. А это значит, что больше никто не пойдет на договоренности со следственными органами, а десятки резонансных дел, в которых подозреваемые могли бы пойти на такие сделки, будут скорее всего просто похоронены.

Со 2 декабря прошлого года экс-нардеп и застройщик Максим Микитась находился под домашним арестом. Он пошел на сделку со следствием в "квартирном" деле, которое расследует НАБУ. Речь идет о злоупотреблениях и хищениях денег при строительстве жилья для Нацгвардии. Строительство вела компания "Укрбуд" Микитася. За то, чтобы не сидеть за решеткой, Микитась по соглашению со следствием дал показания на своего бывшего юриста, а ныне заместителя руководителя Офиса президента Татарова, и экс-премьера Гройсмана, и вернул государству 50 млн грн из 81 млн нанесенного ущерба. С момента заключения сделки он находился под защитой детективов НАБУ.

Однако 29 декабря Национальная полиция сообщила, что Микитась заказал похищение человека в Киеве 8 декабря, и подала ходатайство об аресте Микитася на 2 месяца без альтернативы залога. В новогоднюю ночь Шевченковский районный суд принес Микитасю под елку неприятный "подарок". Суд избрал для Микитася содержание под стражей без определения размера залога до 27 февраля. Полиция вновь отправила Микитася за решетку, а детективы НАБУ, под защитой которых он находился по условиям сделки со следствием, никак этому не препятствовали.

И здесь стоит остановиться на том, что такое соглашение со следствием и почему Украина фактически потеряла популярный в странах с развитой системой правосудия инструмент.

Так, американское законодательство всячески поощряет соглашения между стороной обвинения и подозреваемым и между истцом и ответчиком. Это экономит время и ресурсы для государства, позволяет завершать расследование сложных дел, а главное - уменьшая наказание для "мелких" преступников позволяет поймать действительно "большую рыбу" и организаторов преступления.

Законодательство устанавливает определенные границы в отношении таких сделок, но в этих пределах участники процесса получают абсолютную свободу действий.

Украина фактически имплементировала этот инструмент в собственное законодательство, "одолжив" его у западных государств. У нас соглашение со следствием предполагается главой 35 Уголовно-процессуального кодекса. Инициаторами соглашения могут быть как прокурор, так и подозреваемый или обвиняемый. КПК, конечно, ограничивает категории дел, по которым могут заключаться соглашения. В частности, такая сделка возможна и при совершении особо тяжких преступлений, отнесенных к подследственности Национального антикоррупционного бюро Украины при условии разоблачения подозреваемым или обвиняемым другого лица в совершении преступления, отнесенного к подследственности Национального антикоррупционного бюро Украины, если информация о совершении таким лицом преступления будет подтверждена доказательствами. В свою очередь следователь и прокурор обязаны проинформировать подозреваемого и потерпевшего о возможности заключения соглашения, разъяснить механизм ее заключения и не совершать этому препятствий. В таком соглашении четко прописываются условия частичного освобождения от гражданской ответственности в виде возмещения государству ущерба, согласуется наказание, а также четко регламентируются последствия невыполнения соглашения.

Фактически практика заключения сделки со следствием в Украине в той или иной форме существовала всегда. Просто раньше это были устные договоренности об уменьшении наказания в обмен на показания. Как и любая устная сделка, она часто нарушалась. Доверие к этому инструменту будто бы вернула статья УПК - отныне все подобные сделки должны заключаться на бумаге, с четким перечнем обязательств каждой из сторон. А закрепить эти условия должен суд. Только после этого начинается процесс дачи показаний.

"Эта западная норма была введена в украинское право восемь лет назад - с принятием новой редакции Уголовно-процессуального кодекса, сдал подельника - получи скидку. Выглядит со стороны все это прогрессивно, справедливо и может дать большую экономию государственных ресурсов. К сожалению, на практике, в наших реалиях, получается как-то совершенно по-другому, - комментирует ситуацию политический эксперт Андрей Золотарев. - И немалую роль в этом играет личностный фактор. Для представителей "старой школы" в те времена, когда еще и не думали о том, что появится статья 35 УПК, всегда важным было понимание того, что их слово чего-то, да и стоит. Разумеется, хватало "настоящих хозяев своего слова" - слово дал, слово забрал. Сейчас в ходу куда более легковесное отношение к своим словам и обязательствам, и это может затянуть на годы, если не похоронить навсегда, массу резонансных дел. Наглядный пример - резонансное дело Микитася. Очевидно, то, что во всем мире считается эффективным инструментом осуществления правосудия, в Украине уничтожено одним человеком - директором НАБУ. Cытник наглядно всем показал, чего стоят договоренности с ним, точнее показал, что они вообще ничего не стоят. Одно дело, когда "кидает" никому не известный "следак", другое дело, когда "сливает" руководитель такого ранга".

Интересно, что до вступления в силу соответствующей статьи УПК сам директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник в интервью "Укринформу" заявлял: "Сейчас мы не можем предложить лицу, которое согласилось на сотрудничество со следствием, условный срок наказания или назначение наказания ниже предела санкций Уголовного кодекса. Например, в производстве о хищении в особо крупных размерах, которое предусматривает меру наказания от 7 до 12 лет, мы можем запросить для человека, который играет не главную роль в преступлении, 7 лет лишения свободы. Такое предложение не может настраивать на сотрудничество со следствием". Однако в конкретной ситуации с Микитасем он не просто не выполнил условия сделки - тем, что он не дал приказ своим подчиненным на защиту подозреваемого, он фактически сдал Микитася полиции и сознательно нарушил соглашение.

И здесь мы должны сказать о причинах таких действий Сытника и последствиях для осуществления правосудия в Украине. Что это означает для системы соглашений со следствием, скомпрометованной Сытником? Политолог Виктор Таран считает, что как минимум фигуранты дела не будут больше идти на сделки с НАБУ: "Если в американских фильмах правоохранители берегут своего свидетеля "как зеницу ока", то в нашем случае сложился опасный прецедент, когда человек, де-факто получивший статус "обличителя", не смог получить защиту от правоохранительных органов, с которым заключил соглашение о сотрудничестве - комментирует политолог. - Лично для меня загадка, почему Сытник фактически "умыл руки" в этой ситуации. Как по мне, у него было достаточно механизмов и инструментов чтобы "спрятать" Микитася. Мне сейчас трудно спрогнозировать как этот кейс повлияет на доверие к НАБУ, но боюсь, что в дальнейшем это затруднит истории, когда человек будет готов идти на сделку с Бюро".

В свою очередь политический эксперт Алексей Голобуцкий считает, что Сытник скомпрометировал всю систему соглашений со следствием: "Если не считать токсичность самого Микитася, ситуация, когда человека, который пошел на сделку со следствием, просто "кинули", по сути является крайне опасной. После такого прецедента в дальнейшем никто не пойдет на такие соглашения с правоохранительной системой. Растет вероятность затягивания на годы кучи резонансных дел. И это все "благодаря" одному человеку - директору НАБУ. Сытник должен был дать приказ спецназу НАБУ не отдавать Микитася или скрыть его. А он этого не сделал, продемонстрировав, что соглашения с НАБУ ничего не стоят".

Почему же Сытник "слил" соглашение с Микитасем и создал прецедент, благодаря которому сделки со следствием в Украине просто не будут иметь никакого смысла? В свете медийной войны Сытника с Татаровым стоит вспомнить, что именно Татаров имел наибольшие шансы возглавить ГБР. ГБР - это именно тот орган, который имеет право расследовать возможные злоупотребления детективов НАБУ и самого руководства Бюро. И таких дел в ГБР уже зарегистрировано множество. В частности, и о продаже Сытником земли в оккупированном Крыму, и по узурпации директором НАБУ власти из-за невыполнения им решения Конституционного суда. Если Татаров возглавит ГБР, дела против Сытника, очевидно, начнут двигаться достаточно быстро. Сбить Татарова - настолько в интересах Сытника, что ради этого можно пожертвовать и "большой рыбой" Гройсманом, о котором в НАБУ просто "забыли", сосредоточившись в деле Микитася на бывшем юристе Татарове, который только якобы пересылал копии паспорта. О Гройсмане уже просто забыли, НАБУ воюет с только Татаровым. А тем временем Микитася просто "слили", наплевав на сделку.

Скажет еще хоть что-то Микитась НАБУ? Очевидно, что нет. Но Сытника, похоже, само дело мало волнует. Он "замазал" ним Татарова и тем самым защитил себя от активных действий ГБР по делам уже против себя. А то, что теперь резонансные дела можно будет просто засунуть в "долгий ящик", ведь их фигуранты просто не пойдут ни на какие сделки - небольшая потеря для директора НАБУ, главной целью которого является удержаться в своем кресле как можно дольше.

УкраинаНациональное антикоррупционное бюро УкраиныГосударственное бюро расследованийОлег ТатаровМаксим МикитасьАртем Сытник