Военный эксперт: у России есть стратегия давления на Украину, Зеленский стал заложником

  • «Шаг за шагом, через маленькие уступки, РФ дожимает украинскую власть к тому, что мы отступаем»

  • «Зеленский стал заложником своего обещания быстрого мира, который он объективно не способен обеспечить»

  • «Сегодня костяк Вооруженных сил составляют солдаты контрактной службы, большинство из которых не имеет практического боевого опыта»

Военный эксперт: у России есть стратегия давления на Украину, Зеленский стал заложником

Кремль поставил перед собой цель – легитимизировать "ДНР" и "ЛНР". Он выбрал тактику давления на Украину путем принуждения к малым уступкам.

Сейчас есть два "крючка", за которые Москва держит Киев: обещание быстрого мира на Донбассе и пленные. Об этом и другом в эфире телеканала Obozrevatel TV заявил директор Международного центра противодействия российской пропаганде, военный эксперт Юрий Кочевенко.

Начнем с расследования ГБР о сдаче Крыма. Как думаете, вторую государственную измену могут приписать Януковичу? И что для нас дает это расследование?

– Наверное, любое преступление должно заканчиваться наказанием. Однако, в данной ситуации поднимать такие нафталиновые архивы может быть попыткой определенным образом отвлечь внимание от того, что сегодня беспокоит украинскую армию.

Есть много вопросов, связанных с тем, как сегодня происходит управление в Вооруженных силах, вопрос закупок. Недавно был скандал, связанный с бронежилетами. И это только один из таких случаев. Здесь действительно нужно наводить порядок.

Можем ли мы говорить о том, что сейчас боеспособность Вооруженных сил...

– Я такими фактами не владею или, по крайней мере, не владею в той мере, чтобы публиковать их обоснованно. Единственное, что мы можем поговорить о ситуациях, связанных с морально-психологическим состоянием наших Вооруженных сил, и как это влияет на боеготовность. Все эти ситуации, связанные с инспекциями, и подобные вещи.

Это тоже элемент боеспособности – не только материальная часть, но и информационная, психологическая. Она тоже сильно влияет на то, как наша армия способна выполнить свой долг.

Что с моральным духом украинских военных? Действительно, вы упомянули о ревизии, мы наблюдаем за минским форматом, за заявлениями президента как верховного главнокомандующего, который говорит, что следующая встреча в нормандском формате может принести мир. Как это все влияет на военных?

– Поверьте, вряд ли влияет положительно. Из своего опыта могу сказать, что за последние шесть лет Вооруженные силы сильно изменились. Сначала были существенные положительные изменения. После того были не очень положительные изменения, связанные, в первую очередь, с тем, что во многом обновился кадровый состав, и большинство ветеранов, боевых офицеров, солдат с реальным опытом участия в боевых действиях ушли из Вооруженных сил. Сегодня костяк ВСУ составляют солдаты контрактной службы, большинство из которых практического боевого опыта не имеет.

Это демонстративное миролюбие украинской власти во многом воспринимается как некая слабость и неготовность отстаивать с оружием в руках свою землю. Это не может положительно влиять на морально-психологическое состояние наших воинов.

Они не чувствуют, как это было в 2014-м, 2015-м, 2016-м годах, такого единства и армии, и народа, и высшего военно-политического руководства страны. Несмотря на критиков, которых всегда было много, чувствовалась какая-то общая цель. Сейчас такого ощущения нет.

Могу рассказать о конкретной ситуации, связанной с этой инспекцией. Один мой хороший товарищ, высокопоставленный офицер Генерального штаба, полковник сказал: если это произойдет, я кладу рапорт. Это человек с боевым опытом, человек в высоких погонах.

Это, наверное, самая яркая иллюстрация того, как сегодняшние действия украинской власти воспринимаются украинскими военными.

Я считаю, что Зеленский стал заложником своего обещания быстрого мира, который он объективно не способен обеспечить, так как не он начинал эту войну. Оно, конечно, является решающим фактором того, как к нему и ко всей украинской власти могут относиться военные.

"Сегодня костяк Вооруженных сил составляют солдаты контрактной службы, большинство из которых не имеет практического боевого опыта"

А в контексте новой встречи в нормандском формате? Зеленский надеется, что она принесет мир на Донбасс. Как вы расцениваете это заявление, как к ней относятся в ВСУ?

– Дай Бог. Конечно, хотелось бы, чтобы осуществились все пожелания нашего президента. Но, по моему мнению, просто наивно полагать, что какие-то дипломатические усилия способны обеспечить нашу национальную безопасность и мир.

Российская Федерация имеет достаточно четкую и очевидную для всех стратегию – она давит на Украину всеми средствами, посредством запугивания, угроз, постоянного риска активизации боевых действий. Шаг за шагом, через маленькие уступки она дожимает украинскую власть к тому, что мы отступаем, сдавая свои национальные интересы.

Сейчас их цель номер один – заставить Украину признать так называемые республики, по крайней мере, де-факто, легитимизировать их в переговорном процессе, чтобы это дало возможность дистанцироваться от конфликта, чтобы Россия могла сказать: ну вот, гражданская война, Украина ведет прямые переговоры с этими "республиками", а мы здесь сверху можем "поспособствовать".

И все обстрелы, вся охота, которую фактически открыли россияне на наших военных – это фактически военный терроризм. Целью является не сам факт этого военного действия, а тот общественно-политический резонанс, который оно вызывает.

Россияне убивают украинских военных, а украинцы обвиняют в этом Зеленского. Россияне это понимают и продолжают это делать, шантажируя Зеленского – мол, если ты не пойдешь на уступки, мы сейчас здесь начнем.

Павел Климкин сказал, что Путин, по его мнению, тестирует Зеленского по поводу этой слабости, где он может ее проявить. Как только Зеленский оступается, Кремль сразу это использует. Это не новая тактика, мы видели это и раньше. Как думаете, насколько у Зеленского есть этот внутренний стержень или тыл, который держит его от дальнейшего отступления?

– Давайте проведем аналогию. Представьте себе линию фронта, на которой противник пытается найти слабое место. Как только он его находит, он концентрирует на нем все свои основные силы и средства, чтобы максимально пройти вглубь и расширить этот плацдарм для дальнейшего наступления.

Так же происходит и в политической плоскости. Они ищут эти слабые места, они их могут предугадывать, и как только Украина уступает, они увеличивают давление.

Где эту слабину сейчас видят россияне?

– По моему мнению, слабину они видят в восприятии украинского общества этих событий через обещание быстрого мира.

Они не выдвигают условий, которые украинская сторона сразу отбросит как неприемлемые, но пытаются продвигаться маленькими шагами.

Была попытка проведения этой инспекции. Из-за значительного общественного резонанса Офис президента сдал назад. Хотя тот морально-психологический ущерб, который она нанесла нашим военным, назад не откатишь.

Но вообще этот вопрос с повестки дня снят не был. Мы увидим следующую попытку, возможно, по-другому, того, чего они добиваются – фактической легитимизации "Л/ДНР".

Нормандский формат вряд ли здесь сможет помочь. Россия умеет избегать выполнения тех решений, которые ей не выгодны, но при этом умеет давить, настаивать на том, что ей выгодно, принуждать Украину это выполнять.

"Шаг за шагом, через маленькие уступки РФ дожимает украинскую власть к тому, что мы отступаем"

По поводу ультиматумов или шантажа, который может быть, особенно накануне местных выборов, которые важны для партии власти. "ДНР" выдвигают условия обмена, говорят, что Украина должна внести изменения в законодательство о местных выборах. Какие еще абсурдные требования или шантаж мы можем видеть?

– Собственно, самое абсурдное требование – провести выборы на Донбассе и их признать.

Вы упомянули о еще одном слабом месте, за которое нас, как на крючок, пытаются подцепить. Это наши пленные, украинские заложники. К большому сожалению, Россия имеет безграничную возможность их захватывать на Донбассе или в оккупированном Крыму. Россияне могут без конца захватывать там заложников, а затем шантажировать Украину, требуя каких-то уступок, чтобы их отдавать.

Причем, сами россияне не чувствительны к этим вещам. Они могут спокойно забыть о своих гражданах, отбывающих большие сроки за участие в вооруженной агрессии против Украины в украинских тюрьмах. Но мы своих граждан помним.

С одной стороны, это наша сила, потому что мы нормальные люди, но с другой стороны, это та точка, на которую россияне будут давить.

УкраинаМирные переговоры в МинскеОперация Объединенных сил на ДонбассеПеремирие на ДонбассеВойна на ДонбассеПрямая трансляцияЭфиры Oboz TVНовости Obozrevatel TVИтогиНовости ДонбассаВооруженные силы Украинынормандский форматЮрий КочевенкоВладимир Зеленский