Украина спасла Маркива от тюрьмы: как боец попал с Майдана на Донбасс и за что его судили в Италии

  • Украинский нацгвардеец, гражданин Италии Виталий Маркив был задержан 30 июня 2017 года в аэропорту Болоньи по обвинению в убийстве

  • Суд города Павия решил, что Маркив в 2014-м умышленно скорректировал минометный огонь по группе журналистов в гражданском, среди которых был итальянец Андреа Роккелли

  • Решением первой инстанции Маркив был приговорен к 24 годам тюрьмы, тогда как апелляционный суд год спустя полностью оправдал украинца

Украина спасла Маркива от тюрьмы: как боец попал с Майдана на Донбасс и за что его судили в Италии

"Украинцы своих не бросают", – сказал президент Владимир Зеленский после известия, что в Италии был оправдан и освобожден осужденный на 24 года украинский нацгвардеец Виталий Маркив. И действительно: освобождение воина после жестокого приговора за преступление, которого он не совершал, стало следствием трех лет борьбы его родных, побратимов, адвокатов, журналистов и тысяч украинцев во всех уголках мира, которые требовали "Free Markiv" – и украинского государства, последовательно добивавшегося справедливости для своего защитника.

Кто такой Маркив, за что его судили и почему оправдали? OBOZREVATEL собрал в одной публикации все, что известно о нацгвардейце, который не сломался.

С Майданана войну

Виталий Маркив родился 16 августа 1989 года в городе Хоростков Гусятинского района Тернопольской области. Когда парню исполнилось 13, вместе с матерью Оксаной и сестрой Русланой он переехал в Италию. Впоследствии мать Виталия вышла замуж за итальянца по имени Манльйо, и семья поселилась в небольшом итальянском городке Толентино.

В Италии Виталий Маркив, достигнув совершеннолетия, получил гражданство, закончил технический колледж, впоследствии – работал диджеем, занимался боди-билдингом и прыгал с парашютом. Впоследствии, даже в самые тяжелые времена – в тюрьме строгого режима, где оказался за убийство, которого не совершал; на скамье подсудимых, где итальянская Фемида присудила ему максимально строгое наказание – 24 года лишения свободы – Маркив не уставал повторять: благодарен Италии за все, что она ему дала.

В Украину Виталий снова приехал через десять лет после эмиграции – когда в Киеве бушевала Революция Достоинства. Как признавался потом в разговорах с журналистами, в январе 2014-го собирался вернуться в Толентино, но первые погибшие на Майдане кардинально изменили планы юноши.

К тому же, именно на Майдане Маркив встретил любимую. С Дианой они познакомились в новогоднюю ночь.

Виталий и Диана познакомились на Майдане

Как вспоминала она сама в одном из интервью, между молодыми людьми сразу вспыхнула искра. Через полгода, осенью 2014-го, они поженились.

Украина спасла Маркива от тюрьмы: как боец попал с Майдана на Донбасс и за что его судили в Италии

В горячие дни февраля 2014-го Виталий находился в эпицентре событий. 18 февраля был ранен в голову в Мариинском парке. Однако, как вспоминала потом знакомая Маркива, медсестра Лидия Жгир, сбежал из скорой и вернулся к своим, к бойцам 5 сотни Самообороны Майдана.

Во время Революции Достоинства Маркив был ранен

С ними он оставался до самого конца. С ними же прямо с Майдана отправился в Новые Петровцы, чтобы присоединиться к новому подразделению Нацгвардии, которое собирал легендарный генерал Сергей Кульчицкий – и защищать Украину уже не от внутреннего, а от внешнего врага.

После короткого обучения батальон, сформированный из вчерашних "самообороновцев", бросили в гущу боевых действий под захваченный россиянином Игорем Стрелковым-Гиркиным Славянск, на гору Карачун. Туда, где начинались бои за Донбасс...

Виталий Маркив с группой журналистов и волонтеров на Карачуне

На войне Виталий Маркив проведет не один год. Его военная карьера будет поставлена на паузу в 2017 году, когда старшего сержанта Нацгвардии карабинеры задержат в Италии, куда Виталий полетит, чтобы навестить семью. Однако именно в период боев за стратегическую точку – гору Карачун, которую его батальон удерживал вместе с подразделениями 95 отдельной аэромобильной бригады – произошла трагедия, которая впоследствии изменит жизнь "Итальянца" навсегда.

Арест
Виталия Маркива задержали в аэропорту Болоньи 30 июня 2017 года

30 июня 2017 года украинское информационное пространство взорвала новость: в Италии задержали старшего сержанта, командира отделения батальона им. Кульчицкого (в/ч 3066) НГУ Виталия Маркива. Итальянские правоохранители подозревают его в причастности к гибели гражданина Италии, фоторепортера Андреа Роккелли, а также его переводчика, российского диссидента и правозащитника Андрея Миронова под оккупированным в то время Славянском.

Слева направо: Андрей Миронов, Андреа Роккелли

Еще один участник группы – французский журналист Уильям Рогелон – в ходе тех событий был ранен.

Французский репортер Уильям Рогелон стал одним из ключевых свидетелей обвинения

24 мая 2014 года в 16:30 Роккелли, Миронов и Рогелон на такси отправились к железнодорожному переезду вблизи заброшенной керамической фабрики. Неподалеку от переезда Роккелли попросил водителя остановиться: хотел сделать несколько кадров поезда, который террористы приварили к рельсам, чтобы помешать транспортировке по железной дороге грузов для ВСУ. Когда иностранцы фотографировали – начался обстрел. Прячась от пуль, журналисты попадали в ров, где Роккелли и Миронов впоследствии и погибли...

По мнению итальянских следователей, минометный обстрел вели украинские военные. При этом стреляли они, мол, прицельно – прямо по группе гражданских, среди которых был Роккелли. А корректировал огонь, уверяли следователи, именно Виталий Маркив.

Два года длилось следствие и судебный процесс. Пока суд в городе Павия, откуда родом был погибший Роккелли, не приговорил Маркива к 24 годам заключения – при том, что обвинение просило 17 лет. По мнению суда присяжных, Маркив активно способствовал умышленном убийству иностранных журналистов на окраине оккупированного тогда боевиками Славянска и корректировал минометный огонь.

Мотивационная часть вердикта шокирует:

"Маркив, выполняя функцию руководителя на боевой позиции, даже при отсутствии всякого намерения вооруженной атаки со стороны противника, заподозрив передвижение журналистов по направлению поезда, начал действовать,"стреляя во все, что двигалось в радиусе двух километров", и похоже, это была обычная практика совместных военных действий Национальной гвардии и войска (ВСУ)", - решил суд Павии, который не сомневался: украинские военные на их соотечественника устроили засаду.

По мнению суда первой инстанции, перед тем, как заработали минометы, Маркив лично пытался "достать" журналистов из АК. Судей не смутил тот факт, что дальность прицельной стрельбы из этого вида стрелкового оружия составляет около 300-350 м, а позиции украинских военных располагались на расстоянии около 2 км от места гибели Роккелли и Миронова.

Следственный эксперимент, проведенный украинскими специалистами, доказал: Маркив не мог видеть людей на переезде, а стрельбу начали сепаратисты

Самое удивительное, что такой суровый приговор итальянская Фемида вынесла Виталию Маркиву, практически не имея доказательств его вины. Никакие аргументы украинской стороны о необходимости привлечь украинских следователей к процессу расследования; требования о проведении следственного эксперимента на месте гибели репортера; заверения, что на вооружении НГУ не было минометов; констатация, что Роккелли заехал в "серую зону" без разрешения официального Киева, – ни на следствие, ни на суд впечатления не произвели. Вердикт "виновен" суд присяжных вынес на основе показаний выжившего тогда француза Рогелона; статьи итальянской журналистки Иларии Морани в газете Corriere della Sera, где она цитировала якобы услышанное ею лично от Маркива признание в убийстве Роккелли; записи разговора украинского нацгвардейца с сокамерником и фотографий с телефона самого Маркива. И на эти "доказательства", которые убедили итальянцев настолько, что они готовы были посадить человека в тюрьму на четверть века, стоит взглянуть поподробнее.

На чем базировался вердикт суда в Павии

1. Показания Рогелона. Уцелевший после обстрела француз в первых разговорах со знакомыми не мог сказать, кто и с какой стороны вел огонь по нему и его товарищам. Во мнении, что стреляли со стороны Карачун, он укрепился впоследствии, после многочисленных допросов и под давлением информационной кампании, которая была начата по этому делу, в частности, российскими СМИ (некоторые их сюжеты сторона обвинения использовала на суде в качестве доказательства вины Маркива). Опровергнуть показания Рогелона помог его знакомый и коллега Поль Гого, который рассказал о телефонном разговоре с пострадавшим журналистом в день трагедии: тогда Рогелон не знал, кто по ним стрелял, с какой стороны велся огонь и был ли это обстрел или перестрелка.

Суд Павии приговорил Маркива к 24 годам лишения свободы

2. Запись с видеокамеры. Одним из доказательств обвинения была также видеозапись, на которой зафиксированы последние минуты жизни Роккелли и Миронова, снятые на камеру Рогелона. Падая в ров, он выронил включенную камеру, которая продолжала запись после падения.

Несмотря на то, что обвинение всюду ссылалось на указанную запись еще в ходе первого процесса, в происходящее на видео особо никто не всматривался. Защите же Маркива удалось убедить внимательнее отнестись к этому доказательству уже апелляционный суд Милана.

Дело в том, что суд первой инстанции не принял во внимание, что на видео слышно, как Миронов говорит водителю такси, что перестрелка ведется с двух сторон: "Это перестрелка. С "калашникова" одиночными стреляют... Где? С двух сторон. Мы попали внутрь. Кто-то здесь сидит и стреляет из того, что у него есть. С вышки... из пулеметов тяжелых, минометов". "Здесь также где-то миномет есть рядом", говорит Миронов в ответ на вопрос таксиста.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что украинцы прицельно стреляли по журналистам, а не отвечали на обстрел сепаратистов, не соответствует действительности.

3. Статья Иларии Морани. Итальянская журналистка и ее статья в Corriere della Sera стала одним из главных козырей обвинения. Морани написала, что разговаривала с Маркивым (которого она в статье назвала командиром) сразу после гибели Роккелли, и он сказал ей следующее:

"Обычно мы не стреляем в направлении города и по гражданским, но когда видим движение, заряжаем тяжелую артиллерию. Так получилось с автомобилем двух журналистов и переводчика. Отсюда мы стреляем на расстояние полтора километра".

Однако впоследствии выяснилось, что сама Морани с Маркивым не беседовала, а, вероятно, только слышала его разговор с другим итальянским фотографом Марчелло Фаучи. Тот признал факт разговора с украинским воином (с которым они были знакомы еще со времен Майдана), но не вспомнил никаких "спонтанных признаний" нацгвардейца в убийстве. По словам Фаучи, Маркив только предупредил его о том, что ситуация под Славянском обостряется и работать здесь для журналистов может быть опасно. Что касается гибели Роккелли и Миронова, Фаучи не мог с полной уверенностью сказать, что Маркив вообще об этом знал до разговора. Впрочем, эти показания Фаучи тоже были приняты во внимание только апелляционным судом в Милане, тогда как в Павии их проигнорировали.

4. Видео-селфи Маркива. На телефоне задержанного нацгвардейца карабинеры нашли его видео-селфи, снятое 8 июня 2014 года (уже после гибели иностранных репортеров), на котором была видна верхняя часть керамической фабрики Zeus Ceramica, но не сама дорога.

На основании этого видео суд первой инстанции почему-то пришел к выводу: с позиций Маркива прекрасно было видно не только фабрику, но и железную дорогу вместе со рвом, в котором погибли Роккелли и Миронов. Аргументы Маркива о том, что видео он снял далеко от своих позиций, а за час до гибели журналистов помогал разгружать волонтерскую помощь, доставленную вертолетами, на противоположном склоне Карачуна, суд во внимание не принял. Как и предоставленные защитой Маркива доказательства, что с позиций украинских военных увидеть гражданских за приваренным к путям поездом, а тем более идентифицировать их профессиональную принадлежность, было невозможно. При этом позиции сепаратистов располагались в непосредственной близости к месту гибели Роккелли – в "зеленке" у рва. Вероятно, именно оттуда велся огонь, о котором говорил перед гибелью Миронов. И именно там могли услышать крик Рогелона "Пресса!", после которого стрельба прекратилась.

5. Фото "замученных" с телефона Маркива. Именно ими наводнили просторы интернета российские пропагандисты и пророссийские СМИ, пытаясь изобразить украинских военных в целом и "Итальянца" в частности хладнокровными садистами. И в суде первой инстанции, где обвинение приобщило фото с телефона Маркива в качестве доказательств, это сработало. Ведь ни итальянские следователи, ни суд Павии даже не попытались всерьез выяснить, при каких обстоятельствах были сделаны указанные снимки и какова судьба тех, кто на них изображен. Объяснение же самого Маркива суд во внимание не принял.

При этом фамилии по крайней мере двух людей с указанных снимков установлены.

Первого - Кузнецова Юрия Сергеевича 18 декабря 1984 года рождения из Попасной – идентифицировал видеоблогер Анатолий Шарий. По его же информации, Юрий Сергеевич, фото которого в суде Павии представили как снимок "замученного до смерти неизвестного", до сих пор живет в Попасной.

Второй нашелся сам, когда увидел свое фото в СМИ и понял, что его записали в "жертвы" кровожадных "бандеровцев". Максим Орлов – а именно так зовут изображенного на снимках мужчину – 1988 года рождения, житель Бердичева, написал итальянскому суду письмо, в котором рассказал, что сам служил в Национальной гвардии Украины с 2014 по 2019 год. И сфотографировали его товарищи по службе, когда он спал в машине.

Фото с телефона Маркива
Фото, предоставленное Максимом Орловым

Происхождение еще одного фото – где изображен человек в багажнике авто с мешком на голове – объяснял в суде сам Маркив.

По словам Маркива, мужчину задержали по подозрению в шпионаже и передали СБУ

Фото, по его словам, было сделано в 2017 году. Мужчина расхаживал возле украинских военных и был задержан по подозрению в шпионаже. Мешок на голове Маркив объяснил желанием исключить возможности идентифицировать задержанным местоположение базы. Позже задержанного передали в СБУ – и, как утверждал Маркив, тот факт, что в отношении мужчины не применяли насилия, подтверждается другими фотографиями.

Отдельного внимания заслуживает фото с нацгвардейцами и флагом со свастикой (Маркива на нем нет).

По словам украинца, это фото ему прислали побратимы, которые нашли флаг на захваченных позициях террористов. Однако итальянцам было проще поверить, в то, что в Украине процветает неонацизм (как об этом рассказывают российские телеканалы), чем в то, что известный неонацист Алексей Мильчаков из Питера, к примеру, который приехал в Донбасс "мочить укропов" - был в "ДНР/ЛНР" не единственным любителем нацистской символики.

Алексей Мильчаков, приехавший из РФ, чтобы присоединиться к "ЛДНР", на родине известен жестокими убийствами животных и приверженностью к неонацистской идеологии

6. "Признание" Маркива сокамернику. После задержания украинца в аэропорту Болоньи к нему в камеру подсадили сокамерника, на которого нацепили звукозаписывающую аппаратуру. Таким образом из беседы продолжительностью 52 минуты обвинение приобщило к делу одну только фразу, якобы сказанную Маркивым: "Мы замочили репортера".

Только в апелляционной инстанции защите удалось добиться повторного перевода всего разговора. Это позволило выяснить, что при первом переводе была допущена ошибка. И в действительности Маркив говорил, что "в 2014-м в Украине замочили репортера, и теперь это шьют мне". Поэтому очередной "железный" довод обвинения был полностью опровергнут – после ознакомления суда с полным разговором, а не вырванным из контекста предложением.

Вместо послесловия

"Доказательная база", отсутствие хотя бы минимальной проверки тезисов обвинения, а иногда ярко выраженное "натягивание" фактажа на уже выстроенную версию, в которой Маркив и украинские военные в целом – циничные убийцы, все это создает впечатление, что для итальянского суда в Павии поиск реальных виновников гибели их соотечественника был не главным. Им достаточно было назначить убийцу – и Маркив просто стал для этого идеальной целью.

Если бы судьи и прокуроры в Павии хотели справедливости, они поехали бы на место событий. Это сделал один из защитников Маркива Олесь Городецкий и журналисты-итальянцы: Кристиано Тинацци, Данило Элиа, Рубен Лагаттолло, а также украинка Ольга Токарюк. Они провели собственное расследование и сняли фильм "Не в том месте, не в то время", который доказательно убеждал, что с позиций, где находился Маркив, увидеть, кто и что делает на злополучном переезде, было просто невозможно.

Если бы судьи и прокуроры в Павии хотели справедливости, они бы провели баллистическую экспертизу и увидели, что входные отверстия, скажем, на такси, на котором приехали репортеры на место, где погибли, могли оставить пули, выпущенные с занятой тогда сепаратистами "зеленки", но никак не с Карачуна. Следовательно, не умножали бы абсурдные тезисы об одностороннем прицельном обстреле украинцами группы гражданских при полном отсутствии провокаций со стороны террористов.

Если бы судьи и прокуроры в Павии хотели справедливости, они бы рассмотрение дела начали с того, что трагедия с их гражданином Андреа Роккелли случилась в зоне, где шли боевые действия. В самой горячей точке Европы того времени. Вместо этого весь процесс строился вокруг тезиса об умышленном убийстве, совершенном в мирное время.

Виталий Маркив с "группой поддержки" сразу после освобождения 3 ноября

Таких "если бы" – множество. К счастью, их учел апелляционный суд в Милане. Поэтому и утвердил единственно возможный вердикт: Маркив невиновен и должен быть освобожден немедленно. А вместе с ним была оправдана и Украина, с которой также сняли все обвинения.

Сейчас Виталий Маркив – дома, в Украине. Пока он отдыхает и проводит время с семьей, от которой был оторван на долгих три года.

Слева направо: министр внутренних дел Арсен Аваков, Виталий Маркив и его мама Оксана Максимчук
Виталий Маркив с женой Дианой, которая ждала мужа 3 года

Однако еще в первые часы после освобождения Виталий заявил: непременно продолжит служить и защищать Украину. Поэтому после отпуска Маркив планирует вернуться в родной батальон имени Кульчицкого. К побратимам, которые были рядом на Майдане, на фронте и даже в зале итальянского суда.

УкраинаАТО на Донбассероссийская пропагандаВойна на ДонбассеАрест Маркива в ИталииНациональная гвардияубийствоАТОбоец АТОучастники АТОВиталий МаркивАлександр АваковВладимир Зеленский