Дает неограниченные возможности: в законе о Нацполиции нашли ряд пугающих положений

11,8 т.
Нацполиция

Закон о национальной полиции, принятый в июле 2015 года, содержит ряд положений, в значительной степени ограничивающих права человека.

Об этом в своей статье для ZN.UA пишет эксперт "Центра политико-правовых реформ" Александр Банчук.

По его мнению на соответствующие недостатки закона уже обратили внимание эксперты Совета Европы и ОБСЕ.

В частности, одной из самых больших угроз является фактически неограниченный доступ правоохранителей к информации о гражданах. Полиция получила возможность самостоятельно вести 18 баз данных и иметь доступ к базам данных прочих органов власти.

"Фактически любой полицейский при выполнении своих полномочий будет иметь право оперативного, беспрепятственного доступа ко всей информации о любом человеке. Это нарушает и европейские стандарты, и конституционные рамки защиты личной и семейной жизни (ст. 32 Конституции), потому что возможность такого доступа должна быть только в случаях досудебного расследования. Тут кроется большой риск для злоупотреблений, поскольку таким образом можно за пять секунд собрать информацию "на заказ" на любого политического оппонента, бизнес-конкурента, неудобного журналиста или общественного активиста", - сказано в материале.

Банчук отмечает, что статья 26 закона о полиции предусматривает, что в период административного задержания полицейские могут брать у задержанных отпечатки пальцев и прочие биометрические данные. При том, срок хранения этих данных нигде не установлен, что противоречит статье 8 Европейской конвенции по правам человека.

"Закон также легитимирует практику полиции, когда она может остановить любого прохожего и потребовать документы. Это можно делать, когда есть основания считать, что "лицо имеет намерение совершить правонарушение". Этим положением на любого человека накладывается неконституционная обязанность все время иметь при себе документы. А если у человека нет с собой документов, полицейский имеет право задержать его и доставить для идентификации в подразделение полиции", - поясняет автор.

Эксперт также указал, что закон, кроме того, создает риски нарушения права собственности, поскольку статья 37 закона предусматривает такую меру как "ограничение фактического владения вещью".

"Полицейские получили право изымать вещь или транспортное средство, которые "могут быть использованы для посягательства на свою жизнь и здоровье или на жизнь или здоровье другого человека, или повреждение чужой вещи". При этом действующий Уголовный процессуальный кодекс предусматривает, что ограничение и изъятие определенных вещей возможно, только если речь идет о преступлении. Кодекс об административных правонарушениях также предоставляет возможность изымать вещи и документы в случае совершения правонарушения", - подчеркивает аналитик.

Немало замечаний относительно данного закона касается принципов применения полицией огнестрельного оружия. Основным правилом его использования является угроза жизни или нанесение серьезной травмы полицейскому или другому лицу. В то же время, формулировки закона не всегда соответствуют данному правилу.

"Европейский суд по правам человека четко определил, что опасная для жизни сила не может быть применена к лицу, которое пытается убежать от задержания или во время задержания, если только оно не подозревается в намерении непосредственно совершить акт насилия. Представляет проблему и положение, разрешающее использовать огнестрельное оружие без предупреждения для "подачи сигнала тревоги или вызова вспомогательных сил" ,поскольку любые выстрелы в воздух могут причинить кому-то ранение или смерть", - заключает автор.

Как сообщал "Обозреватель", ранее журналист рассказал о схемах развода на дорогах от полицейских.

Украина